Раньше было лучше? Почему и как изменились собаки

Смотрите также

- Advertisement -spot_img
- Advertisement -spot_img

Недавно мне задали вопрос: как так вышло, что раньше воспитывали собак условной табуреткой по голове, и у всех вырастали отличные уравновешенные псы, которые понимают хозяина с полуслова? А сейчас криво бровью в сторону живности не поведи, а то она испытает стресс, обоссыт ковер и пойдет под кровать размышлять о тленности всего ссущего. И куда девались, в конце концов, все эти отряды искалеченных собак, которых «сломали» механической дрессировкой и психологическим давлением? А их должно было быть в советские годы большинство, потому что альтернативы в виде того, что сейчас называется «гуманной кинологией», не существовало.

Вопрос резонный — все на самом деле так и было. И многие кинологи-консерваторы используют именно этот факт, когда пытаются доказать, что нечего тетешкаться с животными — двинул в бочину коленкой, и вот тебе команда «рядом». Но мало кто при этом упоминает, что собаководство тогда и сейчас — это принципиально разные штуки. В чем эта разница и почему – о ней важно знать.

Для начала нужно определиться с терминами. Когда мы говорим «раньше», мы имеем в виду условный Советский Союз — закрытое от внешнего мира государство с организацией под названием ДОСААФ, которая ведала разведением псов. В СССР собаководство было полноценной отраслью народного хозяйства со всеми вытекающими особенностями производства новых единиц поголовья. Собаки точно так же, как какие-нибудь коровы, проходили зоотехнический смотр. А если в процессе жизни грубо не соответствовали ожиданиям заводчиков или хозяев (например, кусали членов семьи или гадили на кровать), отправлялись той же дорогой, что и коровы «на мясо». Качество поголовья оценивалось в том числе и по тому, сколько особей конкретной породы доживало до года. А это значит, было в принципе известно, сколько появилось собак, где они находятся и как у них дела. Тут никаких сантиментов, и вместо фразы «ушел на радугу», суровые собаководы использовали термин «падёж молодняка».

Я сейчас не оцениваю это положительно или отрицательно, рассказываю как данность. Однако, если ты субъект народного хозяйства, хоть и собака, то и отношение к тебе, как к полезному ресурсу. Просто так не повяжешься с кем попало, не заведешься у неподготовленного человека, не проживешь жизнь без работы. Селекционеры станут трудиться над организацией твоего потомства не менее внимательно, чем над потомством премиальной свиноматки. И щенков твоих не пустят в разведение только за красивые глаза, как не станут кормить на ферме свинёнка с симпатичной челочкой и забавным хвостиком, если он не дает достаточный привес. Поскольку СССР перманентно готовился к войне, собаководство тоже было заточено в основном под это дело. То есть профильные клубы были сосредоточены на выведении служебных собак для караульной и розыскной службы. В Большой Советской Энциклопедии статья о собаководстве описывает отрасль как фабрику для создания помощников человека в разных делах, а декоративному разведению уделяется лишь одна строчка: «Разведение преимущественно комнатных собак оригинальных форм». Проще говоря, комнатные псы оригинальных форм были не в ходу, а вот шерстяные солдаты, охотники и пастухи ценились высоко и выводились тщательно. Бронебойная психика рабочих собак оставалась главным критерием отбора, а экстерьер лишь функциональным дополнением. Условная приплюснутая морда ротвейлера нужна была ему не для красоты, а чтобы сподручнее кусать нарушителя. Но какая атака на нарушителя, если беда с управляемостью, контролем возбуждения и смелостью? Поэтому ротвейлеров с идеальными лицами, но слабой нервной системой на роль отца всех окрестных ротвейлерят порядочные заводчики не брали и другим не советовали. Так формировалась популяция гордых советских псов, которым что в лоб, что по лбу, покажите только где границы — неважно, каким способом. Они спокойно выдерживали жесткую дрессировку, приступы доминирования от хозяев, строгий ошейник и прочую табуретку по спине. Да у них и выхода не было: нормативы общего курса дрессировки и защитно-караульной службы должны были сдавать все. Московские сторожевые маршировали рядом с большими пуделями и русскими черными терьерами, пытаясь добиться нужных клубу корочек, чтобы остаться в племенной работе и потешить хозяйское самолюбие. И это, не считая обязательного зоотехнического смотра, где судьи измеряют всякие углы конечностей, пропорции голов и соотношение жира к мускулам. Не прошел смотр — тоже до свидания. О тонкой душевной организации служебных собак речи не шло. Чего о ней разговаривать, если эти собаки на выстрелы не отвлекаются, пока работу работают. А если отвлекаются, то получают низкий балл и выбраковываются.

Photo by Ramith Bhasuka on Unsplash

Сейчас для допуска в разведение пес может собрать несколько чемпионских титулов и пойти со спокойной душой плодиться и размножаться, а то и просто заставить папичку написать на авито: «Ищу невесту для своего мальчика». Никто его не принуждает сдавать служебные нормативы, проходить сложные испытания психики и не разевать рта на судью, других собак и хозяев этих собак во время зоотехнического смотра, да и сам смотр — уже не обязательная часть всего этого процесса.

С другой стороны, раньше не было опции взять собаку из приюта. Первое заведение для бездомных животных открылось в современной России в 1990 году. До этого проблема безнадзорных животных решалась радикально: выжил на улице и смог прибиться к какому-нибудь двору — молодец. Но в большинстве случаев попал в отлов или отстрел. Потому непородистые собаки тоже проходили отбор, только естественный: трусливые, агрессивные, возбудимые в семьи не попадали. Да и до взрослого возраста доживали не все. Никто же не забирал щенков в приюты и на передержки, где не надо заботиться о выживании – едуленьку дают прямо под нос, прививки делают, избегать опасностей не приходится. А если уж щенок обошелся без приюта и дорос до взрослого пса, то он любую дрессировку после такой школы жизни пройдет и не моргнет. Хотя вряд ли кому-то в голову приходило водить свою будочную дворнягу на собачьи площадки. Табуретки вполне хватало. Декоративных собак было в принципе мало — зачем они простому советскому человеку, которому детей-то приходилось в садик на пятидневку отправлять из-за плана первой пятилетки на заводе. Не говоря уже о том, чтобы с чихуашками пеленочными нянькаться.

Вот и получается ровно такая картинка, которую описывают кинологи-консерваторы. Беспроблемные собаки, которым не нужны сеансы у зоопсихологов, потому что мало что беспокоит их в этой жизни. Прививки по возрасту, мясо на ужин и какая-нибудь работа, чтоб не скучать. Конечно, они выдержат любое давление, справятся с любыми стрессами и сделаются сильнее, если не убьются.

С падением железного занавеса и крахом Союза рухнуло и собаководство как отрасль народного хозяйства. Плохая новость в том, что разведение собак перестали строго контролировать. А хорошая новость в том, что уличных собак перестали массово убивать и начали помещать в приюты и разыскивать им хозяев. Ну и изменился образ жизни среднего россиянина — возникла потребность в «эмпатичных» собаках, с которыми теперь можно проводить много времени, умиляясь их внимательности и чуткости (традиционным спутникам тревожности).

Photo by courtney coles on Unsplash

Конечно, появился спрос и на поведенческих специалистов. С травмирующим опытом уличных и брошенных собак, «браком по психике» от разведенцев и породными особенностями неслужебных псов надо было учиться работать по-новому. Не все успели перестроиться, что совершенно понятно: слишком стихийно и быстро собаки превратились из племенного поголовья в членов семьи. И вот здесь, как мне кажется, источник недоумения собаководов со стажем, дискуссий со специалистами старой формации и традиционной фразы «Раньше было лучше». Но на мой взгляд, это не про «лучше» и «хуже», а про то, что раньше было все проще устроено. Вот тебе овчарка, вот тебе нормативы — старайся сдавай, не сдал – свободен. А теперь стало разнообразнее — хочешь чихуана на диван, а хочешь добермана в мондьоринг, а можно и наоборот.

Раньше собаки были только инструментом, остро отточенным и четко работающим, а теперь стали компаньонами на любой вкус и цвет. Раньше собак держали с конкретной целью, а теперь все больше для души.

Безусловно, «сильные» собаки не исчезли с лица земли российской совсем. Многие заводчики на чистом энтузиазме следят за поголовьем, улучшают породу и получают бронебойных щенков, годных в перспективе к любой работе. И с такими псами иногда требуется работать жестче (не путать с жестокостью), чем с душевными диванными собаками. Когда психика, как у бетонного забора, азарт и желание сожрать фигуранта часто перевешивает всю едуленьку мира.

Еще наверняка мне вспомнят заморских собак, к услугам которых уже давно очереди из специалистов по поведению, гуманные инструкторы и прочие радости жизни. Правда, приводя этот аргумент, мало кто упоминает, как в той же Швеции — родоначальнице кинологического гуманизма — обходятся с собаками, которые не вписываются в социальные нормы. Скажем, если ваш пес невоспитан, неуправляем или представляет опасность для окружающих, его могут отобрать и усыпить. Понятно, что такие животные не живут в приютах и не пристраиваются под видом «пес с характером, требует жесткой руки». В США, например, даже сладенькие псы, которых никто не взял домой в течение определенного срока, усыпляются. Поэтому становится все более востребованным усыновление собак за границу из России.

Конечно, в этом тексте я утрирую многие моменты: наверняка, у владельцев прошлого случались проблемы с собаками, которые решались не только выбраковкой и усыплением (хотя, надо признать, это был самый распространенный путь), наверняка, существовали недобросовестные заводчики и самодеятельные породные клубы без правильного отношения к селекции, наверняка в семьях жило много дворняг с тяжелым прошлым. Но для понятного объяснения того, почему работавшие раньше методики могут навредить сейчас, утрировать приходится.

Просветительский проект bobig.ru (Настя Бобкова, Катя Пронина)

Main photo by Laula Co on Unsplash
настя бобкова
Анастасия Бобкова
Website | + posts

Основательница просветительского проекта о собаках БО.big, авторка двух бестселлеров «Гладь, люби, хвали» и «Гладь, люби, хвали-2», специалистка по коррекции поведения собак

spot_img
- Advertisement -spot_img
- Advertisement -spot_img