International digital journal N 1

Saturday, April 20, 2024

Женщина в большом городе: интервью со стилистом

Смотрите также

Наши партнеры
Реклама

- Advertisement -spot_img
- Advertisement -spot_img

Татьяна Прийма

Мила Олейник — стилист-имиджмейкер, человек, помогающий преобразиться. Мила даёт консультации по определению ведущих цветовых характеристик: теплоты, контрастности, глубины. Учит видеть свои цвета и мир в цвете. Оказывает помощь в подборе нужного, актуального гардероба. Проводит разбор гардероба по сезонам, где из ваших вещей помогает собрать актуальные образы, убрать ненужное, составить список на будущий шопинг.

Мы в Coffee Time journal решили познакомиться поближе с этой невероятной женщиной и разузнать у неё секреты красоты.

Прохладным утром одного из выходных дней мы встретились с Милой в небольшом, но стильном и уютном кафе. Мила… Как всегда безупречно одетая, с лёгким, таким же безупречным макияжем, с сияющей улыбкой. С её приходом в кафе очевидно стало ещё уютней.

Татьяна: Я тобой любуюсь. Такой образ! Хоть ты и говорила, что чёрный цвет не твой, но ты выглядишь в нем шикарно.

Мила: Для меня открытие чёрного цвета произошло в этом году, когда меня пригласили на московскую Неделю моды. Дресс код мероприятия объявили total black. Мы, стилисты, очень удивились: «В смысле чёрный цвет? Мы же за феерию цвета!» Но смысл как раз в том, что феерия цвета — вокруг нас. И чтобы нас было видно, чтобы было понятно, к кому обратиться, мы должны быть в чёрном и выделяться среди этих блёсток, пайеток, атласа, вот всего этого буйства.

Ещё одним из требований был нюдовый маникюр или ногти вообще без покрытия. На этом показе я впервые в жизни была без маникюра. В чёрном и без маникюра!

Как ты себя чувствовала?

Кайфово! Это такой внутренний завод! Когда попадаешь в это пространство, чувствуешь себя частью чего-то большого. Это ни с чем не сравнимое ощущение! Когда ты осознаешь себя частью такого тонкого, как часы, но мощного механизма — это непередаваемо: работать в крутейшей команде и чувствовать себя как рыба в воде.

Можно сказать, что я познакомилась с тобой сначала через образы своих подруг, которые стали меняться: и это были образы яркие, чёткие, с сильным посылом. Как тебе удаётся увидеть в человеке вот этот стержень, который часто неочевиден, и вывести его наружу?

Я могу сказать, что это работа не одного года встреч с вами, моими дорогими клиентами. Кто-то приходит и уходит и дальше развивается сам: я даю толчок к этому, я вижу, как раскрываются мои девчонки. Иногда они не сразу готовы к тем коллаборациям, которые я им предлагаю. Я это считываю. И вообще мы, люди средней полосы, как правило, очень боимся перемен. Но все равно понимаем, что нам необходим социум. А он составляет о нас первое впечатление в течение первых десяти секунд. И мы понимаем, что это важно. Кто-то пытается сам создать свой образ или что-то в нем изменить, но понимает, что немного отстал, тенденции-то идут, мода меняется.

Я могу помочь с принятием нового: с тем, чтобы это сначала увидеть, а потом принять. Когда мы в рамках моих услуг идём на шоппинг с клиентом (с клиенткой, я в основном работаю с женщинами), я могу выбирать вещи, которые она никогда не носила. Поэтому она и не берет их. И может быть даже в некотором шоке: «я не ношу такое». Но потом, в примерочной, я показываю, что и с чем надеть, драпирую правильно. Это очень важно! В стиле важно вещь посадить на человеке, задрапировать её на человеке в соответствии с типом его фигуры, чтобы подчеркнуть её выигрышные моменты или что-то скрыть. Это, подчеркну ещё раз, важное умение. Часто на нас, стилистов, смотрят как на людей, которые носят небанальные вещи. А на самом деле мы просто умеем их на себе драпировать. Это может быть обычная рубашка, но правильно посаженная, плюс какие-то аксессуары, брошь, например, которая тоже должна быть на своём месте.

Ну вот. В примерочной я драпирую подобранные вещи на человеке и поворачиваю его к зеркалу. А далее, в зависимости от готовности меняться, бывают разные реакции. Кто-то принимает сразу: «А что, так можно было?? Берём!» Но у кого-то стереотипы более живучие, и может последовать: «Я не готова». Наше окружение на нас сильно влияет. И страшно из него выйти. Тут нужна смелость. Потому что окружению может не понравиться, что мы меняемся.

Но если мы готовы, если проявляем эту смелость, то зачастую меняется и наше окружение. Оно становится более осознанным. Ведь есть немало зашоренных людей, не готовых принимать красоту и перемены в других, не умеющих радоваться чужим успехам. И такие отсеиваются в первую очередь. Остаются те классные люди, который тебя поддерживают и в горе, и, что особенно трудно, в радости. А ещё мы меняемся сами, меняется наша энергетика, появляются новые знакомства, новая работа, новая любовь — в зависимости от того, кто с каким запросом приходит.

Ты работаешь с мужчинами?

В основном мои клиентки — женщины. Мужчины, как правило, приходят ко мне после того, как изменилась их женщина. И мужчина хочет ей соответствовать.

А как ты относишься к программам типа «Модный приговор»? Насколько они полезные или бесполезные, профессиональные или нет?

До того, как я пошла учиться на стилиста, это была моя самая любимая программа. Для меня это было про волшебство — программа, которая даёт людям новую жизнь. Я сама участвовала в одном из модных телевизионных проектов как стилист-стажер. Признаюсь, это был для меня очень страшный опыт. Ты только начинаешь учиться, приходишь на программу, тебе дают фотографию и говорят: «Иди». У тебя есть два часа, и ты должна за эти два часа принести все вещи для съёмки. Ты идёшь и читаешь все молитвы, которые знаешь. И я смогла! Удивительно, как меня слышал Творец: я чувствовала, как он вёл меня в те места, где я смогла собрать все необходимое.

Конечно, иногда бывают неудачные выпуски таких программ, когда смотришь на результат и понимаешь, что до перемен женщина выглядела лучше. Но в целом, на мой взгляд, это очень полезные программы.

Как ты училась на стилиста?

Кроме самообразования и прочих курсов, однажды я проходила обучение у одной женщины, мега крутого стилиста, имя которой называть не буду: общий мой опыт обучения у неё связан с сильными отрицательными эмоциями. Но после я почувствовала, что развила в себе тот сканер по диагонали, позволяющий увидеть человека. Плюс моя наблюдательность и общительность, когда на консультациях люди мне открываются, сейчас дают мне уверенность.

Так вот, я у неё была на четырёхдневном мастер-классе для практикующих стилистов. Чтобы к ней попасть, необходимо было уже иметь ряд дипломов и пройти собеседование. Нас на этом курсе таких было 7 человек — топ-стилистов из разных городов. После третьего дня я рыдала, несмотря на мою стрессоустойчивость. Расскажу, почему. В первый день мы все ещё были вдохновлённые, радостные. А утро второго дня началось с того, что нас всех стали разбирать по косточкам, у кого что не так, практически смешивая с грязью. И так происходило каждое утро. С третьего дня я стала приходить просто в джинсах и футболке, чтобы не выделяться, чтобы быть никем, за что меня окрестили бунтарём. С третьего дня у нас началась практика: нужно было переодеть другого. И что бы я ни делала, мою работу разносили в пух и прах. Я была на пределе. Я чувствовала, что мне надо уходить с моей работы, что стилист – это не моё, что я в этом полный ноль. После третьего дня я готова была бросить этот мастер-класс. А остальные девчонки стали меня уговаривать остаться. Оказывается, они чувствовали то же самое (многие потом ходили к психологу или психотерапевту), а я поддерживала их своим весёлым нравом. Я осталась. В четвёртый день нам необходимо было одеть себя, представить новое прочтение, новый образ для финальной фотосессии. Каждый мой образ она зарубала, не стесняясь использовать грубые слова. Тогда я обратилась за помощью к её ассистентам — её любимым ученикам, помогающим на этом мастер-классе. Но и это не помогло: образы, собранные её учениками, также грубо отвергались. В конечном итоге она одела меня сама, но её образы для меня показались мне тем же, чем мои для неё. После фотосессии все под камеру её восхваляли, а я… Попросила выключить камеру и высказала все, что пережила и накопила за эти четыре дня. О том, что мы по сути не в себе искали искру и вдохновение, а пытались угадать, чего хочет от нас она. Но мы же не могли заглянуть ей в голову! Что мы сами по себе уже состоявшиеся стилисты, которых тут сравняли с землёй. Что мы индивидуальны каждая сама по себе, и к нам придёт наш собственный клиент. И тут она, к которой все это время нельзя было близко подходить, нельзя было прикасаться, начинает хлопать со словами похвалы и обнимает меня. Оказывается, я первый человек, который высказал ей всю правду в открытую.

Что ты вынесла из такого травмирующего опыта?

Я, чувствовавшая себя никем на этом мастер-классе, в итоге поняла, что на самом деле мы, те девчонки, которые там были, сами мега крутые, со своей индивидуальностью и уникальностью, готовые нести в мир свои умения. И у каждой это будет по-своему, и к каждой придёт свой клиент. Я не боюсь конкуренции, я дружу со своими коллегами. Мы разные, мы друг другу помогаем. Если у меня случается затык, я могу обратиться к подруге, которая тоже стилист, за помощью. И она поможет, потому что знает, что я в случае затыка у неё помогу ей точно так же.

Какой у тебя по жизни подход к делу?

Я манифестор. Я напридумываю что-то и делаю потом это. При этом я осознаю, что у меня как у манифестора не хватит сил, чтобы самостоятельно полностью сделать проект. Я научилась обращаться за помощью. Например, чтобы организовать крутой фотопроект, нужно собрать сильную команду. Я могу во время просмотра какого-то фильма внезапно увидеть крутую идею. Я тут же отправляю её знакомому фотографу, она сразу подключается и начинает подбор фотостудий. То есть я выдаю идею, даю толчок, зажигаю людей. Что касается стиля, тут я полностью сама закрываю эту часть, но при этом мне нужен, например, парикмахер, который на одной со мной волне, который понимает моё видение.

Может ли человек по каким-то признакам сам понять, что ему пора к стилисту?

Кому-то это важно, а кто-то всю жизнь будет ходить, не заморачиваясь, и ему это нормально. Кому это нужно, те придут.

Что заставляет обратиться к стилисту?

Понимание того, что каждый должен заниматься своим делом. И понимание ценности времени. Профессионал сделает быстрее и качественнее. Если распыляться на все, то выхлоп получится небольшой. Если сосредоточиться на том, что умеешь лучше всего, то и деньги пойдут, и возможность закрывать остальные ниши.

Люди приходят к стилисту, когда, скорее всего, им нужна помощь, чтобы выйти на новый уровень.

Можешь пару слов сказать про современную моду, какая она? Это какие-то тренды или это выражение индивидуальности? Легко ли сейчас быть модным и важно ли это?

Нынешняя мода очень разнообразна. Для Москвы на улице не особо смотрят на то, как ты выглядишь. Если ты приходишь на какое-то мероприятие, на какую-то коллаборацию, то да, это важно.

Сейчас модным быть и сложно, и не сложно. Не сложно потому, что сейчас есть много магазинов, где можно одеться на любой вкус. А сложность в том, чтобы в этом изобилии разобраться. Сейчас соединились в себе несоединимые: 70-е, 80-е, 90-е и 2000-е. Если посмотреть на меня, то можно сказать, что это полный треш. Пиджак с огромными плечами — из нулевых. Рюша — из романтического направления, которое никакого отношения к этим резким формам пиджака не имеет. Но она отражает мою мягкую суть. Как стилист я пытаюсь мягко донести до своих клиентов то, что хочу донести, объяснить. Не кидать в воду, обучая плавать, а бережно и нежно что-то изменить. Кеды — это бунтарское начало, так же, как и джинсы. Я замиксовала классику и спорт. В этом тоже моя суть. И мне кажется, что стиль и должен передавать образ жизни и уникальность конкретного человека.

Это тенденция во всем мире — объединение несоединимого?

Да, это как раз мировая тенденция. Тут вот как интересно. Есть быстрые тренды и долгие тенденции. Быстрые — это, например, какие-то инфлюенсеры прошлись по дорожке — их стиль подхватили другие. Но в принципе это вещи неносибельные, они на один сезон. А есть долгие тенденции. Это вещи, которые мы называем базовым гардеробом. Но!

Базовый гардероб для каждого человека свой

Например, для одной женщины базой будет платье, в то время как для другой — джинсы. Если твоя рабочая лошадка — джинсы, но ты хочешь платье, то платье уже не будет базой, а будет дополнением к ней. Плюс надо учитывать определённые особенности. Например, если при маленьком росте есть проблемы с венами на ногах, то вытягивать рост мы будем не каблуком, а цветом. Это не значит, что от каблука надо совсем отказаться. У меня, например, есть любимые красные туфли, по которым меня уже узнают на многих мероприятиях. Но на мероприятие я приезжаю… в кедах, потому что мне так удобно. А туфли в сумочке. Приехала, переобулась — и я королева бала.

Многие думают, что если ты стилист, то всегда на шпильках. Нет! Была у меня одна история. Много лет назад я была на лекции у историка моды, Александра Васильева. До лекции у меня был длительный шоппинг на несколько часов, и одета я была под него — удобно. Но в сумочке у меня лежал немнущийся пиджак, туфли на каблуке, помада. Перед лекцией я забежала в туалет, переоделась, навела марафет. Началась лекция. Васильев смотрел на меня, смотрел, потом говорит: «Иди-ка ты сюда, душенька». Думаю, все, сейчас расчленять начнёт. А лекция про женщин в большом городе. И он говорит: «Это олицетворение женщины в большом городе. Я видел, как она влетала в аудиторию — в кроссовках, в джинсах, кэжуал такая девушка. Потом она выпила бутылку воды, залетела в туалет — и вышла оттуда королевой. Вот это и есть олицетворение женщины в большом городе. Когда она в тех же джинсах, в той же футболке, надев туфли и жакет, нанеся макияж, поменяла всю концепцию».

Поэтому цели, образ жизни и индивидуальность — они диктуют.

Мода у нас имеет свои особенности. Она доходит до наших девчонок очень долго. Например, мода на джинсы банан пошла лет пять назад. И все тогда кричали: «Вот, в этих джинсах все такие толстые!» А сейчас все в них, мол, они скрывают все, что надо скрыть, и подчёркивают все, что надо подчеркнуть. А мода-то на  них уже уходит! Уже брюки-клёш входят в моду.

А стоит ли ждать того момента, когда мода дойдёт до всех и будет привычна? А, может, стоит как раз экспериментировать, быть первой, быть смелее.

А ты смелая?

Я из очень интеллигентной семьи. Мама всегда мне говорила: «Мила, ну куда ты?! Мне за тебя страшно». А мне самой очень страшно, но если я этого не сделаю, то за меня мои мечты никто не осуществит.

Откуда в тебе такая смелость? Мама боялась, но она позволяла тебе себя проявлять?

Мама за меня переживала. У нас была бедная семья, как многие в 90-е, но очень счастливая. Дома всегда была любовь. Я никогда не слышала, чтобы у нас дома ругались, говорили на повышенных тонах. Я росла в тепличной обстановке. У нас очень любили музыку, я играла на фортепиано. Несмотря на бедность, у нас всегда дома были гости. Мама научила меня радоваться тому, что есть. Нет чего-то? Ну и хрен с ним. Есть одна сосиска и кочан капусты, мама делала из этого рагу, и все гости восхищались: «Как вкусно!» И я выросла среди этих мелочей, и, возможно, поэтому так отношусь к жизни.

Ко мне приходят разные женщины — и очень богатые, и те, которые могут себе позволить совсем немного. А я знаю, как хочется быть красивой. И знаю, как сделать красиво даже из этого.

Моя бабушка, которая много сидела дома, но всегда была при параде, всегда призывала меня выбирать лучшее: «Надевай самое красивое, живи сейчас, на пенсии этого уже ничего не надо и не хочется». И я её слушала, и каждый день вспоминаю её слова. У меня, например, есть красивая любимая вещь — и я её ношу и в городе, и на даче, не переодеваясь там во что-то худшее.

Я как раз хотела тебя спросить, позволяешь ли ты себе при каких-либо обстоятельствах выглядеть не стильно.

Тут речь не столько о стильно, сколько о красиво. Выглядеть красиво поднимает мне настроение. Понятно, что на даче я не буду ходить на шпильках. Но у меня есть любимые кроссовки, и я их не берегу, я в них хожу.

Красивый внешний вид — это мой ресурс

А ещё у меня дети, два пацана, и я горжусь, что они рассказывают обо мне как о богине красоты: «А у нас мама ВСЕГДА красивая!» Когда к нам в гости приходят друзья детей, они отмечают, какая красивая я, как у нас дома красиво, уютно и вкусно. И это тоже мой ресурс.

Ты раньше спрашивала про роли. Было время, когда роль мамы мне давалась как каторга. Но я сумела измениться и изменить окружающие обстоятельства так, что сейчас это для меня в радость. Моя работа позволяет мне так планировать время, что я немало его провожу с детьми, и это время мне в радость. Я с удовольствием делаю с ними уроки. Раньше меня немало что раздражало, но сейчас я многое перевожу в игру, мы делаем паузы, можем побеситься, можем посмеяться или поплакать вместе. И все делается быстрее, чем раньше!

Я играю по жизни: я играю в школу, я играю в одежду, я играю с мужем в жену, я играю с мамой в дочь.

А бывает такое, что тебе хочется лечь и истерить?

Бывает, конечно!

И что ты делаешь?

Ложусь и истерю )) Но я всем сообщаю: «Семья, мне плохо! Я пойду рыдать. Если кто-то хочет со мной посидеть, пока я рыдаю, я буду рада».

А если это они виноваты?

Я им об этом сообщаю. В этом вопросе нужна честность.