International digital journal N 1

Thursday, April 18, 2024

Мила Олейник: «Я мечтаю, чтобы каждая женщина в любой ситуации оставалась женщиной»

Смотрите также

Наши партнеры
Реклама

- Advertisement -spot_img
- Advertisement -spot_img
Татьяна Прийма

Беседа со стилистом-имиджмейкером Милой Олейник, продолжение. Начало читайте по ссылке: Женщина в большом городе: интервью со стилистом

Какие роли ты играешь в жизни?

Одна из ролей, которые у меня есть — это роль жены. Именно жены, подчеркну это. Потому что для своего мужа я долгое время играла роль мамы. Сейчас я жена. Можно даже сказать, любовница — женщина, которую он любит.

Какие роли ты играешь в жизни? Что оставила для себя, исходя из предыдущего вопроса?

Одна из ролей, которые у меня есть — это роль жены. Именно жены, подчеркну это. Потому что для своего мужа я долгое время играла роль мамы. Сейчас я жена. Можно даже сказать, любовница — женщина, которую он любит.

Мила

До рождения детей, когда я видела беременных с немытыми волосами, я думала, что у них, наверное, не хватает времени и сил. Но когда я ходила беременной, я выглядела красоткой, ничуть не понижая свою планку. Я видела замотанных женщин, которые только родили. Я думала, что они не высыпаются, устают с детьми. Мой новорожденный тоже не давал мне спать, я многократно вставала к нему за ночь. Утром, укачав его в очередной раз, я мыла голову, красила ресницы, надевала чистое, получая кайф от своего вида.

Мила

Была забавная история в роддоме. Роды старшего сына проходили с осложнениями. Я фактически умерла при родах. И сначала меня держали в реанимации. Отдельная история о том, как я ползла после того, как очнулась, в детское отделение посмотреть на сына. Расскажу следующий эпизод. Меня уже перевели в палату из реанимации, но состояние было… На ногах я не держалась. И первым делом я на карачках добралась до раковины и вымыла голову. Уложила волосы, надела самое красивое, что у меня было, и легла обратно. Вот-вот должен был быть докторский осмотр. Приходит доктор, видит меня красивую, а потом видит мои показатели. Гемоглобин 40! Спрашивает: «А молоко?» Я: «Полная грудь!» Он: «Пойдем». Куда?? Я идти не могу. Но вот он меня, скрюченную, доводит до какой-то палаты, открывает дверь, я распрямляюсь, а он выдает: «Видели? Родила. Умерла. Гемоглобин 40. А вы?… Вот женщина! А вы…» И закрыл дверь. Обратно нёс на руках со словами: «Люблю, когда женщина в каждой ситуации остаётся женщиной».

Вот и я также.

я мечтаю, чтобы каждая женщина в любой ситуации оставалась женщиной

Мила

Время шло, я уже работала и многого добилась. Но я стала ощущать, что меня воспринимают только как мать. Муж не видит больше рядом красивую женщину, какой я была. Мы стали отдаляться друг от друга. И это было больно, я не понимала, в чем причина. Я чувствовала себя отверженной и очень несчастной.

Пиком всего стал момент, когда я приехала за своим сыном в школу в тапочках, пижаме и с немытой головой, не осознавая этого. Ко мне подбежала моя подруга, обняла меня, заплакала и начала трясти. В тот момент я поняла, что это уже полное дно, и мне нужна помощь.

Стоит сказать, что на таком дне я провела всего три дня. И я нашла себе чудесного психолога. Несмотря на все мои духовные практики и всю мою осознанность, я не справилась одна. Я была на психотерапии около полугода. Я полностью пересмотрела себя. Это была колоссальная работа! Я практически заново училась разговаривать: я больше не разговаривала по старым схемам, я полностью переучилась, обзавелась новыми нейронными связями. Фразы эти мы проговаривали вместе с психологом, я записывала их и учила наизусть. Мне нужно было зеркалить все, что говорилось в мою сторону. Это было очень сложно, но я справлялась.

В какой-то момент муж просто уехал, и его не было два месяца. И в этот период я обрела себя. Я поняла, насколько я самодостаточна. С момента, когда он вернулся, мы выстраиваем новые отношения. И они мне очень нравятся. Я новая, я другая, я теперь не готовлю 33 блюда, пытаясь угодить всем. Объявляю: сегодня каша — и все!

Это не эгоизм, тут важен баланс. Это любовь к себе.

В тот период, когда муж уехал, моей опорой стал старший сын, отношения с которым до этого были далеки от идеальных. Он вытирал мне слезы, он позволял мне быть любой. Не только красивой, весёлой и всегда всем довольной, но слабой и орущей.

И сейчас я благодарна мужу за тот период: за то, что мы ссорились, за то, что он уехал. Потому что тот период вернул мне меня, вернул мне сына, с которым у меня были тёрки и непонимание.

Когда мы прислуживаем другим, мы будто заслуживаем любовь, которая положена нам по умолчанию

Наши любимые люди должны нас любить просто так, и в соплях, и когда мы на коне.

Немного раньше ты говорила, что Творец тебя вёл. Ты верующий человек?

Да, я счастливчик, я всегда чувствую, что Бог меня любит, Бог меня ведёт. Несмотря на те трудности, которые были в моей жизни, я точно девочка, любимая Богом. Бывает, в какие-то моменты я кричу: «В чем дело, почему так плохо-то?!» Потом сажусь и думаю, для чего мне это послано и как мне выйти из этой ситуации.

Бог через меня меняет жизнь других людей

Получается, что стиль — это не главное. Когда я работаю с людьми, они мне потом говорят, что их жизнь изменилась. Через наши разговоры, через общение я будто сею какие-то ростки. Все изменения идут изнутри, и для них порою нужна помощь извне. Не надо бояться просить этой помощи.

Ты говорила, что когда едешь в метро, видишь людей, то «переодеваешь» их мысленно. Не тяжело так все время жить?

О, это моя любимая игра! В жизни вообще надо быть игроком. Вот в детстве мы играли в разные игры. Например, в дочки-матери. Мы были счастливыми матерями! Мы не думали, что дети будут капризничать, лезть в лужу, что на нас будут смотреть и говорить: «Какая плохая мать!» И в жизни я для себя поняла, что играть — это важно, это весело. Мне с детства нравилось наряжать людей.

То есть то, чем ты сейчас занимаешься, идёт с детства? А были ли другие какие-то направления возможных занятий?

Никогда. В детстве я любила три вещи. Первое: переодевать кукол. С моей бабушкой мы шили им разные наряды, и это мне очень нравилось. Мне очень повезло со школой. Я попала в экспериментальный класс. В самой обычной школе. У нас был молодой учитель мужчина. Нам не ставили оценок. У нас был Барби клуб, театральная студия, мы делали, что хотели. Когда нас перевели в старшую школу, нам пришлось подстраиваться под систему, это было шоком. Наш учитель тогда сказал, что он ошибся с этим экспериментом. Но когда мы выросли, он сказал, что мы — самый большой его успех, потому что мы все уникальны.

В период учёбы в том экспериментальном классе у меня было увлечение театром, я потом в юности играла в театре.

И третье — я любила переодевать всех. Я шила для себя. Но хочу сказать, что я не люблю шить. Я люблю придумывать. Я придумывала, рисовала, а бабушка шила.

Вопрос из другой области. Укажешь ли ты на ошибки в одежде, если тебя об этом не попросят?

Никогда. Я боюсь обидеть. Если человек не спрашивает меня, значит, ему эта помощь не нужна, ему так комфортно. Ко мне приходят, когда этого комфорта нет. Нельзя помогать тому, кто не просит, это даже в кармических законах прописано.

А своим самым близким?

Муж меня спрашивает, а дети уникальны. В чем-то они сами меня учат. Старший открыл для меня мир джинсов. Я позволила ему носить то, что ему нравится, выглядеть так, как ему нравится. Отрастить длинные волосы, носить джинсы и одежду оверсайз.

Как вы к этому пришли?

В какой-то момент сын сказал, что он не будет носить то, что я ему покупаю. И тогда я попросила его прислать мне ссылки на то, что нравится ему. Я это заказала. И когда принесла ему, он был в шоке — «мама, это мне??», он обнимал меня, целовал, я видела восторг в его глазах, это дорогого стоит.

И сейчас ко мне приходят мамочки, которые пытаются одеть прилично (по своим меркам) своих подростков, и я провожу скорее даже психологическую консультацию (для мам), чем консультацию по стилю. Я считаю, что детям нужно отыграться сейчас, а не когда они станут мужиками. Да, ко мне чаще приходят мамы мальчиков-подростков.

Мой младший копирует старшего, и оба мне эту подростковую моду открывают. Они рассказывают, как одеваются девочки. И это тоже оверсайз и в основном унисекс. Аналитики моды не смогли предугадать, что будет пандемия. А оверсайз именно тогда и вошёл так активно в обиход. Мы все сидели в этих толстовках и оверах дома, мы же все поправились. И перчатки в моду вошли в тот период. И маски со стразами, которые на самом-то деле от вирусов же не защищают. Модные аналитики, которые прогнозируют моду обычно на 7 лет вперёд, ничего этого не ожидали и были вынуждены подстраиваться и все менять.

А потом в наших реалиях все перешли на черно-белую палитру, плюс красный. Хорошо ещё, что бежевый сейчас добавился в неё.

Но я люблю раскашивать мир. Когда я иду в ярких цветах, мне все улыбаются! Мне весь мир улыбается. Я яркая, и это для меня своего рода психотерапия — терапия цветом.

А своей яркостью не привлекаешь ли ты к себе негатив от других? Зависть, например. Ведь нередко бывает: чем ярче человек, чем больше он выделяется на общем фоне, тем больше он вызывает негатива в некоторых массах.

Мы получаем то, во что верим.

Я выбираю жить без страха

Мне не страшно быть на виду, я не боюсь завистливых взглядов. Я успеваю уйти далеко. У меня был такой случай, что люди начинали копировать мою жизнь, одна подруга даже стала называть себя моим именем. Но я все время что-то меняю, я на своём векторе, за мной не угнаться, так я себя чувствую.

И я сама не завистлива. Я наблюдаю за каким-нибудь стилистом, за его успехами — и я радуюсь! Я понимаю, сколько он (или она) в это вложил бессонных ночей, денег, других ресурсов. Я восхищаюсь! И если он смог, а я нет, меня это не беспокоит, я не хочу занять его место, у меня свой путь. Я живу своей головой.

А ты работаешь с группой? Мастер-классы, например.

Я не люблю работать в группе, я предпочитаю вариант тет-а-тет. И если случается групповой шоппинг, как, например, я делаю в некоторых поездках в Стамбул, я в целом показываю, где что покупать, могу подсказать, подходит ли выбранная вещь. И это в любом случае очень небольшая группа.

В индивидуальном подходе я работаю на результат, чтобы женщина вышла из магазина только с тем, что действительно делает её красивой.

Ты можешь представить себя через, допустим, пять лет? Какая у тебя жизнь?

Я точно буду заниматься стилем, в этом у меня нет сомнений. Я вижу себя с подросшими детьми, ещё более уверенной, окружающее меня — в светлых тонах.

У тебя есть мечта?

Я хотела бы преподавать. Не маленьким группам, а именно ПРЕПОДАВАТЬ. Я хорошо умею объяснять, у меня педагогическое образование, а если ещё объединить все, что я знаю и умею… Я пока не знаю, как к этому прийти, но это моя цель. Мне видится, что это могло бы быть какое-нибудь модельное агентство, где я обучаю молодёжь. Я с ними на одной волне.

А чему обучать?

Именно стилю. Мне вообще кажется, что этому нас надо было бы обучать ещё в школе на уроках труда: быть красивыми, сексуальными. Не напоказ и не вульгарными! Но именно красивыми. И мне хотелось бы обучать этому и мальчиков, и девочек, взращивать новое поколение. Молодёжная мода простая на самом деле. Мне бы хотелось обучать молодёжь ухаживать за собой, ведь в стиле ухоженность — это, пожалуй, самое важное. И учить их быть собой.

Мне хочется через пять лет сказать тебе: «Сбылось!»

Я благодарю тебя за столь интересную беседу! Желаю исполнения твоей мечте и планирую через пять лет встретиться с тобой и расспросить о её реализации.

Благодарю! До встречи!

Мила Олейник также является автором статей о моде и стиле на страницах нашего журнала:

Другие статьи можно прочитать, набрав в строке поиска: Мила Олейник

татьяна прийма
Татьяна Прийма
Chief Editor at Coffee Time Journal | + posts

Главный редактор Coffee Time journal

- Advertisement -spot_img
- Advertisement -spot_img
- Advertisement -spot_img

РЕКЛАМА НА САЙТЕ: [email protected]

Вы строите личный бренд и мечтаете, чтобы о вашем продукте узнали? Наша команда готова помочь с разработкой идеи и воплощением проекта в реальность. Напишите нам!